«Реинициация»: насущная потребность или духовная ошибка?

К сожалению, это не сиюминутная дань моде, а печальная тенденция в поведении некоторых учеников с довольно долгой историей.

Так, при Бхактисиддханте Сарасвати некоторые из учеников, не имевшие твердой веры в его революционный подход к практике рагануга-бхакти (которая, по его мнению, должна основываться на проповеди и символизировалась в гербе Гаудия-матха печатным станком и мридангой), тайком ходили на Радха-кунду за “настоящей рагануга-дикшей” – на всякий случай, чтобы обеспечить себе возвращение в духовный мир в полученную от уттама-адхикари-гуру сиддха-деху, если вдруг “нововведения” Шрилы Бхактисиддханты Сарасвати “не сработают”.

Так, самый блестящий и ученый из учеников Шрилы Бхактисиддханты Сарасвати по тем или иным причинам потерял веру в него, сложил в себя сан санньяси и принял инициацию в рагануга-сампрадайе на Радха-кунде. Он вместе с другим преданным, любимым учеником Шрилы Бхактисиддханты, написал книгу, критикующую его методы практики преданного служения и проповеди, приравнивая их к апасиддханте и мирской варнашраме. Некоторые из его многочисленных учеников пошли по его стопам…

И, ставшие после ухода Шрилы Бхактисиддханты духовными учителями, его ученики сталкивались с тем же самым – некоторые их последователи начинали считать, что причина их недостаточно быстрого прогресса в духовной жизни – незрелость их гуру, и искали быстрого решения проблемы “просто инициацией” у тех, кого считали, в отличие от своих гуру, уттама-вайшнавами.

Так, при Шриле Прабхупаде некоторые из его учеников просили его благословений найти “настоящего” духовного учителя или втихомолку получали посвящение у его духовных братьев, а в одном случае – у брата Бхактисиддханты Сарасвати, который резко расходился с ним по вопросам духовной практики. Причина чаще всего все та же – недостаток веры в своего духовного учителя и стремление к “быстрорастворимому” духовному совершенству.

Добавим, что тоже самое делали и делают некоторые ученики Гоур Говинды Махараджа и того же Нарайаны Махараджа.

То, что происходит в наши дни, в поколении преемников Шрилы Прабхупады, отличается от прошлого немногим. Примером тому – ситуация, которую я описал Вам в начале своего письма.

…по той или иной причине не получил истинной дикши, как она описана в шастрах, и у него нет настоящей связи с рупануга-сампрадайей.

Разумеется, это дает все основания сомневаться, получили ли они настоящую дикшу. Но что тому виной? Недостаточно высокий уровень Шрилы Бхактисиддханты? Его учеников? Шрилы Прабхупады? Шрилы Нараяны Махараджа? Гуру ИСККОН? Бабаджи с Радха-кунды, если после инициации у них преданный через некоторое время оставляет духовную практику вообще, что, кстати, тоже не редкость? (Если пойти еще дальше, то можно вспомнить случай с Кала Кришнадасом, который отказался от личного общения с Самим Шри Чайтаньей Махапрабху, предпочтя ему жаркие объятия цыганки. Бросает ли это тень на Господа Чайтанью?)

Или, может, виной тому – недостаток веры и верности ученика наставлениям духовного учителя? Дефицит трех витаминов в рационе ученика: пранипата, парипрашны и севы? Похоже, именно так должен думать честный ученик.

Дикша – двусторонний процесс (именно процесс, а не торжественный момент возложения банана в огонь), в котором вера и верность наставлениям гуру -– та неотъемлемая часть дикши, ответственность за которую несет сам ученик.

Этот процесс, по описанию Шрилы Бхактивиноды Тхакура, состоит из пяти частей: тапы, пундры, намы, мантры и яга. То, что мы обычно понимаем под дикшей – это четвертый элемент, мантра. Но самым первым этапом является тапа – осознание своего жалкого и плачевного положения в материальном мире, глубокое раскаяние и твердая вера в то, что преданность наставлениям гуру – единственный путь к спасению из пут майи. Без этого первого этапа остальные четыре будут, в той или иной степени, обесценены и поверхностны.

В этой связи, мне кажется, следует перевести дискуссию в плоскость обсуждения обязанностей ученика и способов укрепления его веры в наставления духовного учителя. Тогда можно надеяться на ее духовную плодотворность. Это намного актуальнее для нас, чьими бы учениками бы ни были…

Разумеется, может быть много разных причин, приводящих к потере веры ученика. Но прежде, чем искать их вовне, а тем более в духовном учителе, честный ученик тысячу раз проверит чистоту, твердость и искренность своих мотивов и полноту исполнения своего долга.

Ваш слуга,
Мадана-мохана дас.


 

Шрила Нарахари Саракара Тхакур в своей книге “Шри Кришна Бхаджанамрита” описывает, каким образом преданный должен строить отношения со своими дикша- и шикша-гуру (включая тот случай, когда инициирующий учитель сходит с пути преданного служения). Если дикша-гуру не является падшим, то ученик просто обязан спрашивать у него разрешение на получение наставлений от других учителей – даже если они находятся на более высоком духовном уровне, чем его собственный гуру. Таков этикет. Шикша-гуру, то есть духовный наставник, всегда играет роль помощника дикша-гуру. Ниже приводится отрывок из книги Его Святейшества Шиварамы Свами “Шикша-гуру” (Приложение 4):

“Мы нигде не находим прямых указаний Прабхупады, которые давали бы учителям санкцию пользоваться равным авторитетом, или упоминаний о том, что наставник (шикша-гуру) должен играть главную роль. В этой книге приводилось множество подтверждений тому, что наша сампрадая по своей природе является шикша-сампрадаей, или что, в целом, все гуру занимают равное положение. Однако, что касается практического взаимодействия дикша- и шикша-гуру в процессе освобождения своего подопечного, Шрила Прабхупада высказывает следующую точку зрения:

“Шикша-гуру не означает, что он говорит то, что противоречит наставлениям дикша-гуру. Тогда он не шикша-гуру, а негодяй. Ибо это является оскорблением, гурор авагья. Первое оскорбление называется гурор авагья, или открытое неповиновение авторитету духовного учителя. Это первое оскорбление. Разве может такой оскорбитель совершать прогресс в повторении святого имени? Конечно, нет. Все заканчивается в самом начале. Гурор авагья: в этом все и кроется. Если человек действует вопреки воле духовного учителя, он будет не в состоянии сохранить чистоту. У него нет права играть роль шикша-гуру или кого-нибудь еще. Ему тотчас приходит конец” (лекция, Гонолулу, 4 июля 1974 г.).

В следующей цитате Шрила Прабхупада приводит различие между шикша- и дикша-гуру, называя последнего садху, а не духовным учителем. Он объясняет природу их взаимоотношений, подчеркивая, что наставник обязан поддерживать наставления шикша-гуру. Наставник играет вспомогательную роль, дополняя инициирующего гуру.

“Если К. Махараджа говорит то же, что и я, его можно принять в качестве шикша-гуру. Гуру-шастра-садху. Духовный учитель один, это бесспорно. К. Свами можно скорее считать садху, а не духовным учителем; или же гуру-наставником” (письмо, 20 июля 1974 г.).

“Кришна Бхаджанамрита” подтверждает, что все шикша-гуру, невзирая на уровень их духовного могущества, оказывают поддержку дикша-гуру. Далее приводятся некоторые цитаты из этой книги.

“Если инициирующий и наставляющий учителя не обладают большой духовной силой, или, иными словами, не отличаются особым духовным могуществом, чтобы давать наставления о пути преданного служения, то преданный может выслушать наставления от другого возвышенного вайшнава. Тем не менее, после этого ученик обязан отправиться к своему духовному учителю, чтобы получить у него подтверждение или указания” (46).

В этом стихе говорится, что ради завершения духовного образования ученик может обратиться за наставлениями к шикша-гуру, однако все эти наставления затем необходимо подтвердить у своего дикша-гуру. Следовательно, акцент опять смещается в сторону инициирующего гуру, который является точкой отсчета и высшим авторитетом в жизни ученика.

“Послушный сын отправляется на заработки и и затем отдает накопленные деньги своему отцу, после он может попросить у него некоторую сумму и, обладая полным правом распорядиться полученными деньгами по своему усмотрению, потратить их на собственные нужды. Точно так же ученик может выслушать полезные наставления от другого возвышенного вайшнава, но затем он обязан вернуться и представить их на рассмотрение своему духовному учителю. После этого нужно вновь выслушать те же самые наставления от собственного гуру вместе с необходимыми разъяснениями” (48).

Кроме подтверждения наставлений, дикша-гуру может давать дополнительные разъяснения. Это ясно указывает на то, что шикша-гуру не может действовать по собственной прихоти. Он дополняет гуру, дающего посвящение. Следует отметить, что автор постоянно подчеркивает превосходство наставника с точки зрения духовного могущества. Несмотря на то, что он является более возвышенным преданным, ученик обязан вновь выслушать все данные им наставления из уст собственного учителя, который занимает более низкое духовное положение. Это, несомненно, подчеркивает долг ученика перед дикша-гуру и взаимосвязь функций двух духовных учителей.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *